Четверг
19.09.2019
09:55


Логин:
Пароль:
Как вы нашли наш сайт??
Всего ответов: 1954
Наруто Опен » Статьи » Japan » Исскуство

Философия [2]Исскуство [9]
Жизнь [4]Загадки [1]

Японское оригами
Что такое оригами

Оригами это японское искусство складывания бумаги, образовано от японского oru (складывать) и kami (бумага).

Оригами - одно из самых доступных искусств, ведь для того, чтобы сложить фигурку требуется лишь листок бумаги. Стандартная бумага для оригами должна быть тонкой, прочной и должна хорошо держать складки. Обычно она с одной стороны белая, а с другой - цветная и имеет форму квадрата со стороной 15 см. Некоторые художники-оригамисты также экспериментируют с другими материалами, используя для складывания картон, различные виды ткани, проволочные сетки, металлические листы и др.

Многие оригамисты любят складывать модели животных, а также все объекты живой природы. Кроме моделей животных, созданы модели почти всех физических объектов, включая людей, лица, растения, транспортные средства, здания и др. Некоторые оригамисты складывают абстрактные или математические формы.

История оригами

У историков не вызывает сомнения, что бумага была изобретена именно в Китае. Однако, несмотря на существование небольшого числа изделий, сложенных из бумаги, традиционно считающихся китайскими, родиной оригами стала именно Япония. Возможно, это объясняется тем, что в этой стране процесс складывания удачно иллюстрировал некоторые мировоззренческие идеи философии Дзен. Немаловажным оказалось также сходство звучания японских слов "бумага" и "Бог" - "ками". Таким образом, у японцев возникала связь между религиозным ритуалом и складыванием фигурок из бумаги. Не случайно первые оригами появляются в синтоистских храмах. Один из ритуалов с их использованием состоял в изготовлении небольших бумажных коробочек Санбо. В них помещали кусочки рыбы и овощей, которые предназначались в дар богам.

В периоды Камакура (1185-1333) и Муромати (1333-1573) оригами выходит за пределы храмов и достигает императорского двора. Аристократия и придворные должны были обладать определенными навыками и в искусстве складывания. Записки, сложенные в форме бабочки, журавля, цветка или абстрактной геометрической фигуры, были символом дружбы или доброго пожелания для любимого человека. Различные знатные семьи использовали фигурки оригами как герб и печать. В период Адзути Момояма (1573-1603) и Эдо (1603-1867) оригами из церемониального искусства превратилось в популярный способ времяпровождения. Именно тогда изобретается ряд новых фигурок, которые позже становятся классическими.

Появление авторских моделей и начало развития оригами как направления современного искусства связывают с именем знаменитого японского мастера Акиры Йошизавы. Во второй половине двадцатого века он уже активно пользуется придуманной им системой записи процесса складывания и извлекает из хорошо известных базовых форм множество новых моделей.

Еще в XIX веке складывание как мощный педагогический прием рекламирует немецкий гуманист Фридрих Фребель. Автор "Алисы в стране чудес" Льюис Кэрролл тоже увлекался складыванием фигурок из бумаги. В 1937 году в Лондоне выходит в свет книга Маргарет Кембелл "Изготовление бумажных игрушек", в которой впервые упоминаются три традиционные на Востоке базовые формы - "водяная бомбочка", "птица" и "лягушка". В 1946 году схема складывания классического японского журавлика публикуется в одном из английских детских ежегодных журналов.

Фокусник Роберт Харбин (1909-1978) всерьез увлекается оригами и собирает любую информацию на эту тему. Он знакомится не только со всеми классическими работами, но и с изобретениями Акиры Йошизавы, который к этому времени уже стал известным японским оригамистом. В результате в 1955 году на телевизионном канале "Jigsaw" Харбин делает регулярную программу по оригами "Мистеры Левая и Правая Рука", а в 1956 г. он выпускает в свет книгу, полностью посвященную оригами. Она имеет успех, позже появляются другие его издания на эту тему. Постепенно начинает формироваться круг увлекающихся оригами людей. В июне 1965 г. в Англии в свет начинает выходить "Оригамский листок", а 22 апреля 1967 г. создается общественная организация . Английское Общество Оригами (British Origami Society - BOS). Постепенно членами Общества становятся не только англичане, но и иностранцы: из Австралии, Австрии, Бельгии, Бразилии, Канады, Колумбии, Ирландии, Дании, Финляндии, Франции, Германии, Венгрии, Индии, Израиля, Италии, Кении, Кореи, Македонии, Мексики, Недерландов, России, Японии, Новой Зеландии, Норвегии, Польши, Португалии, Сингапура, Испании, Швеции, Швейцарии, Объединенных Арабских Эмиратов, США и Югославии. В 1996 году общее число членов общества превысило тысячу. В 1997 году BOS исполнилось 30 лет.

Параллельно идет становление и развитие оригами в США, где инициаторами широкого увлечения складыванием стали Лилиан Оппенгеймер и Элис Грей. В конце шестидесятых годов общественная активность Л. Оппенгеймер способствовала образованию центра оригами в США, а также подобных центров в других городах и странах - в Англии, в Турине и Флоренции (1977 и 1978), во Франции (1978 г.), в Нидерландах и Бельгии (1979), Испанского центра оригами в Барселоне (1982). Мощный толчок развитию отечественного оригами дает создание в 1989 и 1991 гг. двух общественных организаций . Московского и Петербургского центров оригами. Для демонстрации современного состояния развития оригами в ряде городов проводятся выставки: Нижний Новгород (1992), Чебоксары (1993), Йошкар-Ола (1993), Москва (1993), Туапсе (1993), Ростов-на-Дону (1994). Оригами ! демонстрируется в Музее этнографии народов СССР в Петербурге (1993). В 1994 г. изделия в технике оригами выставляются в Кунсткамере вместе с сокровищами из ее восточных фондов. В октябре 1995 года выходит в свет одобренное Министерством образования Российской Федерации первое издание учебника для начальной школы: "Уроки оригами в школе и дома".

В марте 1996 г. в Петербурге проходит Первая Всероссийская конференция "Оригами и педагогика", материалы которой издаются отдельным сборником. Конференция становится традиционной и проводится ежегодно. Оригами вводится как дополнительный предмет или факультатив в ряде школ страны. Появляются кружки и клубы оригами, число отечественных изобретений, зарегистрированных в базе данных Петербургского центра оригами в 1998 г. превышает первую тысячу. Многие из этих работ вызывают должное восхищение у зарубежных оригамистов. В 1998 году в США издательство St. Martin Press выпускает книгу "Russian Origami", в которой представлены лучшие работы в технике складывания, изобретенные в России.

Философия складывания

Оригами в его классическом варианте (только квадрат, никаких надрезов) не случайно родилось в Древней Японии. Это занятие органично вписывалось в систему восточных взглядов на мир, присущих философии дзен-буддизма. Эта философия практикует выработку взгляда на природу как на гармоничное единство, где привычные для европейца противоречивые части и составляющие неразрывно слиты в единое целое. В этом, вероятно, истоки иероглифической письменности, в которой каждый вписанный в квадратную рамку знак означает целостный символ. Пошаговая система записей в оригами очень напоминает это картиночное письмо, понятное практически без слов. Описать с помощью привычного европейцам буквенного текста процесс складывания молено, но сделать это намного сложнее, чем с помощью картинок.

Квадрат в качестве рамки для иероглифов-символов и как основа для складывания фигурок выбран не случайно. На Востоке он является не просто геометрической фигурой, а важным мировоззренческим символом. В Древнем Китае квадрат олицетворял смыкающуюся с космосом землю, пределы которой были необозримы. Необъятность Вселенной, в основе которой лежит квадрат, блестяще подчеркнута в афоризме Лао-цзы: «У великого квадрата нет углов». Таким образом, в дзен-буддизме квадрат является воплощением Вселенной с ее пустотой космоса и в то же время бесконечными возможностями созидания. Именно поэтому в квадрат вписаны все мандалы — священные буддийские изображения. Родившиеся на востоке игры — шахматы, го, танграм — также имеют квадратные очертания. Они как бы отражают игру, которая происходит во Вселенной. Таким образом, выбор квадрата как основы для оригами, был далеко не случаен. Плодотворное развитие игры с этой формой лишний раз подчеркивает, что в геометрии квадрата действительно кроются гораздо большие возможности чем, например, в круге или треугольнике.

Для средневекового европейца квадрат, вероятно, казался слишком простой фигурой, чтобы заняться его пристальным изучением. Объемные тела, сферы, находящие свое воплощение и в архитектуре, и в космологии — для европейцев представляли явно больший интерес. На Востоке квадрат был одновременно символом плодотворной пустоты, скрывающей в себе задатки всех возможных к воплощению форм. Такая точка зрения, кстати, очень близка представлениям современной физики. Ученые считают, что все частицы (основы материального мира) порождаются, в конечном счете, вакуумом, то есть «пустотой» в обыденном представлении. Поэтому попытки извлечь разнообразные формы из обыкновенного квадрата бумаги для последователя дзен-буддизма воспринимались совершенно естественно. Более того, обратимость этих форм, возможность вернуться к исходному квадрату и превратить его в иную фигурку более чем наглядно иллюстрировала взгляд дзен-буддистов на взаимопроникновение земных форм бытия. Такой взгляд поддерживает современная экология, описывающая круговорот молекул в биосистемах, когда исходная масса вещества принимает те или иные живые формы. Замечательно по этому поводу заметил Виктор Бескровных в своем философском эссе «Оригами в поисках смысла»: «Буддийская пустота уничтожает границы между предметами, а не разделяет их, как привычная нам западная. Вещи, люди, деревья, дела, которые нас окружают, есть на самом деле лишь застывшие в форме проявления Пустоты. Истину в них еще надо суметь заметить. О методе, позволяющем это сделать,— чуть позже. Пока важно отметить одно: все, что нас окружает,— это лишь проявления Пустоты, единой и неделимой. Можно даже сказать, что все предметы и вещи — это лишь одежда, одетая на Пустоту, и можно лишь догадываться, что там, под покрывалом, скрыто, да легко и ошибиться. С таких позиций уже нетрудно взять квадрат — символ Пустоты и попытаться превратить его во множество форм, как это делает «настоящая» Пустота, не так ли? Тут и заключается одна из главных причин появления оригами именно на Востоке. Казалось бы, какая пропасть между абстрактными философскими моделями мира и моделями из квадрата бумаги, но — нет, связь существует. Если вещи находятся скорее в состоянии взаимопроникновения, чем противостояния, если любые явления легко переходят друг в друга, если все связано со всем, то что, как не квадрат, основа Вселенной, должен также уметь перетекать в тысячи форм? Отсюда и запрет надрезать его. Надрез нарушает Единое».

Оказывается, складывая оригами, мы постоянно иллюстрируем этим процессом знаменитое высказывание дзен-буддизма: «В мире постоянны только перемены». Оригами — это не скульптура, где от куска материала отнимается все лишнее, чтобы выявить рожденную в голове художника форму. Искусству складывания вовсе не нужны математические знаки, коль скоро оно занимается трансформациями исходной формы, не отнимая и не прибавляя к ней ничего. Более того, в отличие от той же скульптуры, где податливая глина вытерпит любую прихоть ваятеля, оригами позволяет извлекать из квадрата только те формы, существование которых в принципе возможно. Таким образом, каждый раз извлекая из бумажного листа новую фигурку, мы по сути даже не творим, а лишь позволяем проявиться тому, что заранее предсущество-вало в Пустоте листа.

Нередко европейцы задаются вопросом — что же делать с готовыми оригами? Предпринимаются попытки сделать бумажные фигурки более долговечными, например воплотить в более стойком по отношению ко времени материале или заключить в пластиковый куб. Такие усилия органично соответствуют западному взгляду на вещи с его ориентацией на конечный результат. Последователь же дзен-буддизма знает о том, что нет конечных пунктов жизни, а есть только вечно текущий процесс, поймать и остановить который невозможно. Поэтому в оригами для него главное — само складывание, а не конечный результат.

Философия оригами – искусство чистых идей

Несколько лет назад слово оригами было почти неизвестно. Перед нами стояла задача элементарной популяризации. Теперь искусство оригами стремится проникнуть в каждый дом.
Дети и взрослые, любители и профессионалы, освоив технику складывания, насытив эрудицию и научившись создавать авторские работы, стоят перед выбором: остановится на достигнутом или уйти в новые области?
Отказаться от оригами или попытаться осмыслить свое творчество с более глубоких позиций?
Решение этих вопросов во многом зависит от того с какой стороны подойти к пониманию оригами.
Фактически сложилось несколько самостоятельных направлений:

Во-первых, оригами понимается как детское развлечение. Складывание фигурок из бумаги - игра, с помощью которой, в доступной форме можно объяснить учебный материал, преподать основные ремесла, оказать терапевтическое воздействие.

Во-вторых, оригами - часть японской культуры.

В-третьих - доступный способ индивидуального самовыражения, международный язык общения и коллективного творчества.

В-четвертых - область архитектуры, дизайна, инженерной мысли, источник новых конструкций, моделей и пространственных форм.

В-пятых - предмет эстетического созерцания.

Каждое из этих направлений может существовать отдельно. И здесь возникает законный вопрос: не является ли оригами как объединяющий фактор чисто формальным? Чтобы ответить на этот вопрос я попробую определить сущность оригами как культурного феномена.
Возможно, ключ к разгадке философии оригами лежит в культурологических и этнографических корнях Японии. Начиная с XIX века, японская эстетика оказывает заметное влияние на искусство Запада. Однако, это влияние не стоит преувеличивать. Опыт западного человека, независимо от его личного отношения, упрощает восприятие Японии до ощущений поверхностной и мифологизированной экзотики. Разительный контраст двух культур составляет для него главную привлекательность и создает впечатление некоторой глубины переживания. Такое отношение отвечает на вопрос почему, но не на вопрос зачем. Для этого, начнем с определения оригами.

ЦЕЛОЕ
 
Оригами - это старинное японское искусство складывания фигурок из ЦЕЛОГО листа бумаги. Оригами - искусство ЦЕЛОГО. В искусстве оригами категория целого занимает центральное место. Целый лист является обязательным условием. Именно это отличает оригами от аппликации, папье-маше и вырезанных силуэтов, а так же от многих других искусств, которые строятся на прибавлении и вычитании материала.
Бумага - это не просто материал, а прежде всего податливая двухсторонняя поверхность, которая легко держит форму.
Углы складок, ребра и грани органично сливаются с листом бумаги в выразительный, лаконичный образ. Замкнутый объем скрывает от глаза красоту складок, а не "пустую породу" как в скульптуре. Пространственная воздушная среда обволакивает складчатую форму со всех сторон, создавая естественную вибрацию, игру света и тени, тонов и полутонов.
Обычные пластические искусства - живопись, скульптура, графика - достигают целого в мучительных поисках равновесия образа и материала. Целое - итог творчества, порой труднодостижимый.
Оригами, напротив, стремится не утратить целое, обладая им изначально.
Стремление к целому в классическом японском варианте заставляет ограничиваться одним листом и отказываться от надрезов и соединений.
Но в последние годы активно развивается модульное оригами, появились разнообразные складчато-прорезные конструкции.
Как относиться к ним? Заглянем глубже и рассмотрим логику целого.
В основе ЦЕЛОГО лежит ЕДИНОЕ.

ЕДИНОЕ
 
Монолитное, не имеющее частей и, следовательно, различий внутри, ЕДИНОЕ не допускает ничего иного, даже иного ЕДИНОГО. Всякая вещь, явление, идея и так далее ЕДИНЫ. Все ЕДИНО, но ни ЕДИНСТВО нельзя определить через частность, ни частные явления через ЕДИНОЕ.
 ЦЕЛОЕ отличается от ЕДИНОГО именно наличием частей, устанавливает связь между ЕДИНЫМ и МНОГИМ. ЦЕЛОЕ предстает в единстве многообразия дополняющих друг друга частей. Каждая часть несет отпечаток этого ЕДИНСТВА и при этом стремится к полноте через соединение с другими частями.
ЦЕЛОЕ сохраняет индивидуальное в каждой части и устраняет все лишнее, что не содержит в себе объединяющей ИДЕИ. Каждая часть ЦЕЛОГО также является целой и, следовательно, многосоставной.
Таким образом, что бы сохранить целостность фигурки, не обязательно избегать соединений, надрезов и деформаций но при одном условии: они должны не нарушать логику целого, вытекать из собственных геометрических, пластических и конструктивных особенностей данного произведения.
Здесь я приведу интересное рассуждение на тему ЦЕЛОГО, известного современного философа К.А.Свасьяна:
"Рассудок, привыкший мыслить общее, обнаруживает бессилие, пытаясь постичь целое. Здесь необходим иной вид мышления, не формальный, а диалектический; подвижный и неуловимый объект требует соответствующей себе мысли. Важно понять: целое не в сумме частей, а в их организованности. Оно оформляет себя в текучести форм и никогда не выявляется в какой-нибудь единожды запечатленной фигуре. Возможны бесконечные оформления целого; оно поистине, не почерпаемо, и именно здесь следовало бы искать ключ к тайне изобретательства, природного или человеческого."

СИМВОЛ
 
Мы рассмотрели целостность как отличительное свойство оригами. Теперь я хочу остановиться на том, что объединяет оригами с другими видами искусства и творчества. Говоря об искусстве, я буду исходить из учения о символе.
Учение о символе .развивалось на протяжении всей истории эстетической мысли. Начиная с Платона, Плотина, неоплатоническое понимание символа присутствует не только в теории, но и в практике художественного творчества. В наше время теорию символа развил выдающийся русский философ - А.Ф. Лосев. В книге "Проблема символа и реалистическое искусство" он пишет: "Во всяком случае есть идейная... и образная сторона. Тем не менее всякий символ есть нечто целое и неделимое... Идейная образность [предмет] и образная идейность [смысл] есть нечто третье в сравнении с идеей и образом, нечто новое и оригинальное, уже неделимое на идею и образ, то есть символ."
Создание и восприятие произведения искусства тесно связано со способностью человека к сопереживанию, к ЭМПАТИИ. Именно способность поставить себя на место другого, "вжиться в роль", слиться с предметом искусства лежит в основе художественного творчества.
В дальнейшем, человек осознает неполноту этого слияния, его искусственность, рождается рефлексия, понимание того, что это игра. А это уже двойственное отношение к миру, то есть ИРОНИЯ.
Эстетическое восприятие - это умение отвлечься от буквальной реальности, с одной стороны, и отождествить себя с ней - с другой. В единстве, совпадении этих двух начал и происходит рождение произведения искусства. Идея и образ сливаются в неразделимое целое - это и есть символ.
Все эти качества присутствуют в лучших образцах оригами.
Классические оригамные фигурки - совершенные произведения искусства. Мы находим в них то, что еще древние греки считали прекрасным. "Под красотою форм", - говорит Платон, - "Я пытаюсь теперь понимать не то, что хочет понимать под нею большинство, то есть красоту живых существ или картин; нет, я имею в виду прямое и круглое, в том числе, значит, поверхности и тела, изготовляемые при помощи токарного резца, а также фигуры, строящиеся с помощью отвесов и угломеров... В самом деле, я называю это прекрасным не по отношению к чему-либо, как это можно сказать о других вещах, но вечно прекрасным самим по себе по своей природе..."
Геометрия - подлинная область платоновской эстетики. Краски тем прекраснее, чем ближе к геометрическим фигурам, то есть чем чище и проще. Поэтому чистейший и беспримесный белый цвет, "самая истинная и прекрасная белизна, - говорит Платон, - прекраснее всего". Отсюда же по аналогии можно заключить, что и прочие цвета Платон считает наиболее прекрасными в их наиболее несмешанном виде, то есть в их наибольшей насыщенности...
Мы также находим у Платона понятие простоты как эстетического идеала близкое нам и по сей день.
Именно с Платона начинается то понимание идеальности, которое в истории философии почти всегда, а в антично-средневековой в особенности видело в идеальном прежде всего нечто абсолютно простое, несложное, несоставное, неделимое... полное всякого умиротворения и лишенное всякого болезненного беспокойства и бесплодных исканий.
 И еще мне хочется упомянуть об оригинальном методе научного познания Гете и о его учении о прототипе.
Опыт о метаморфозе растений - научный труд о единстве форм органического мира. Способ познания живого по Гете - это созерцательная способность суждения, интеллектуальное созерцание, интуиция.
Гете высказал мысль, "что может быть все растительные формы можно вывести из одной".
Открыть перворастение, (первоживотное, первочеловека), не существующее отдельно как феномен, но присущее каждому живому организму.
"Я умел", - пишет Гете, - "опустив голову и закрыв глаза, представить себе цветок, который ни на минуту не оставался в первоначальном виде, а развертывался и изнутри появлялись новые цветы... Это были не настоящие цветы, а фантастические, но правильные, как бы вылепленные рукой скульптора."
Этот образ перворастения Гете ассоциируется у меня со складывающимися и разворачивающимися оригамными формами.
Перворастение - фантазия, но это "точная фантазия", - говорит Гете. "По отношению к формам растительного мира оно является единым, принизывающим их содержанием и, как таковое, оно реально, но поскольку его реальность невыразима сама по себе, оно выявляется в чувственной символике, как типический первообраз", - то есть, иными словами, является символом.
Гетевский метод познания позволил ему сделать целый ряд открытий в самых различных областях. Гете - создатель таких наук как сравнительная анатомия, современная морфология растений, физиологическая оптика, понятия гомология, морфологического типа, метаморфоза.
При первом знакомстве с оригами, я не мог отказаться от мысли, что реальные животные и растения были сотворены по образу оригамных форм, настолько они целостны и функциональны. Эта интуиция близка учению Гете о прототипах перворастений и первоживотных.
Данное выступление имеет обзорный и предварительный характер. Хотелось бы подробнее рассмотреть некоторые темы, например, проблему символа, аллегории и знака, категорию прекрасного, художественного образа. Но это возможно только в более фундаментальных работах. Здесь же, я попытался передать свое личное отношение к философии оригами.
Философия для меня - не результат не уровень эрудиции, а процесс и способ познания.
Философия оригами - это особое видение, которое позволяет подняться над эмоциям и техникой в мир чистых идей.
Философия - сама по себе уже является искусством чистых идей, но не тех - абстрактно-схематических понятий и принципов, которые часто затрудняют путь чувственному восприятию, а напротив, конкретно - чувственной предметной действительности, которая становится реальным смысловым пространством и питательной средой для эстетического созерцания, творчества и математической логики.

Категория: Исскуство | Добавил: Naruto-Kage (11.08.2011)
Просмотров: 1085 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Голосуй За Нас!

Шиноби В Деревне: 1
Шпионов: 1
Шиноби: 0

[ Кто нас сегодня посетил ]
Карта сайта: 1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |